ИСКУССТВО

ЗНАНИЕ

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  AZ

Джоансен Айрис

Грешный Джек Дарси


 

Здесь выложена электронная книга Грешный Джек Дарси автора, которого зовут Джоансен Айрис. В библиотеке nordicstar.ru вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Джоансен Айрис - Грешный Джек Дарси.

Размер файла: 130.95 KB

Скачать бесплатно книгу: Джоансен Айрис - Грешный Джек Дарси



OCR Diana
«Грешный Джек Дарси»: Эксмо-Пресс; Москва; 1999
ISBN 5-04-002350-2
Оригинал: Iris Johansen, “Wicked Jake Darcy”
Перевод: Ю. Шлезингер, О. Степанова
Аннотация
В первую же встречу юная Мэри Харланд влюбилась в человека, о котором ходили самые противоречивые слухи. Одна безумная ночь любви — а затем вынужденная разлука, боль и отчаяние. Лишь спустя три года они встречаются вновь. Но как им вновь довериться друг другу?
Айрис Джоансен
Грешный Джек Дарси
Глава 1
Саид-Абаба
23 апреля 1986 года
— «Циничен, развращен, и с ним опасно знаться…» — задумчиво произнесла Карен Клинтон, глядя на противоположный конец танцевального зала. — Кажется, меня тянет к нему.
— Тебя всегда к кому-нибудь тянет, — насмешливо отозвалась Мэри, сверкнув карими глазами. Она сделала еще глоток чая, но не стала оборачиваться, чтобы посмотреть, кто привлек внимание Карен. — К чему цитаты из лорда Байрона? Опасные повесы — дело прошлого… Но кто же на этот раз?
— Он здесь? — Мэри вернулась домой из колледжа несколько месяцев назад, но уже была наслышана о Джейке Дарси. Этот человек стоял во главе рискованного полулегального бизнеса, связанного с азартными играми, контрабандой и продажей информации. Подобные правонарушения вовсе не являлись здесь редкостью, но одно лишь то, что имя Дарси было знакомо даже тем, кто проживал на верхнем, привилегированном берегу залива, красноречиво свидетельствовало о его положении.
— Джейк Дарси зашел в частный клуб выпить чашечку чая? Не могу в это поверить.
— Он с полковником Паллалом и какой-то роскошной блондинкой. Должно быть, его пригласил полковник.
— Полковник Паллал? — переспросила Мэри с отвращением. — Терпеть его не могу!
— А кто может терпеть этого подлеца? — Карен снова взглянула на Мэри. — Но я видела его у вас, когда заезжала за тобой на днях.
— Он бывает у нас почти каждый день.
— Зачем?
— У него какие-то дела с моим отцом. — Мэри поднесла чашку к губам. — Не знала, что Паллал связан с криминальными элементами. Впрочем, меня это не удивляет. — Она предпочла вернуться к теме, которую девушки обсуждали до того, как Карен заметила Джейка Дарси. — Не пытайся увильнуть от моего вопроса. У тебя самый великолепный сад в Саид-Абабе, и ты могла бы предоставить его моим подопечным хотя бы на один день.
Карен тяжело вздохнула.
— Господи, сотни две маленьких чудовищ, бегающих у меня под окнами!..
— Ты ведь не обязана при этом присутствовать, — улыбнулась Мэри.
Глаза Карен тревожно расширились.
— Это звучит угрожающе. Предупреждаю тебя, Мэри, я не собираюсь становиться такой же альтруисткой, как ты. Не понимаю, как ты выносишь этих беспризорников…
— Это не беспризорники. Это несчастные сироты, которые выросли на улице, — увлеченно заговорила Мэри. — Что они видели в своей жизни, кроме грязных подвалов, развалин и мусорных свалок? Они никому не нужны, до них никому нет дела. Наше правительство интересует только одно — как бы набить собственные карманы… Отец Бернард помогает этим детям, но он не может справиться со всем в одиночку.
— И ты вносишь свой вклад в это благородное дело. — Карен покачала головой. — Неудивительно, что мы так редко видим тебя с тех пор, как ты вернулась из колледжа. До меня доходили слухи, что ты даже учила детей плавать у себя в бассейне, когда должна была тренироваться сама.
— Мы владеем многим, — произнесла Мэри страстно, — и должны делиться с теми, у кого нет ничего.
— Мне больше нравится брать…. — Карен замолчала и вздохнула. — Хорошо, только перестань смотреть на меня такими скорбными глазами. Сад в твоем распоряжении, — сдалась она и поспешно добавила: — но только на один день!
Мэри благодарно улыбнулась.
— И еще мне нужна прислуга, чтобы помочь с угощением.
— Хорошо. — Карен нехотя улыбнулась, переводя взгляд с белого батистового платья подруги на ее длинные, ниспадающие на плечи темные волосы. — Ты выглядишь словно не от мира сего… Никому и в голову не придет, что у тебя такая сила воли. — Она снова посмотрела в другой конец зала. — Теперь, когда ты втянула меня в свою благотворительность, позволишь ли ты мне вознаградить себя и полюбоваться на этого восхитительного мужчину?
«Джейк Дарси», — вспомнила Мэри.
— Сколько угодно. Я вовсе не собираюсь мешать такому увлекательному занятию. Но сама буду достаточно осторожна, чтобы не влюбиться в того, кто связан с этим подлым Паллалом.
Мэри наконец взглянула на столик, люди за которым так привлекали внимание Карен. Паллал сидел к ним спиной, но Мэри узнала его блестящие черные волосы и защитно-зеленую форму с алым галуном. Она поморщилась. Паллал был настоящим мерзавцем, а оттого, что этот человек, являясь главой тайной полиции, обладал огромной властью, ей становилось страшно.
Но он не может причинить никакого вреда отцу, мелькнула у нее мысль. Ее мачеха была подданной Саид-Абабы, но отец — гражданин США. И хотя между этими странами не было дипломатических отношений, правительство Саид-Абабы избегало противостояния с американскими гостями и резидентами.
— Ну разве он не похож на благородного негодяя? — спросила Карен.
— Твой «циничный и развращенный» Дарси? Мэри взглянула на человека, сидящего напротив Паллала, и не смогла отвести глаз. Джейк Дарси вовсе не был похож на негодяя, а о Байроне напоминали лишь густые вьющиеся черные волосы, которые не могла укротить даже короткая стрижка. Он смеялся, и, хотя его улыбка предназначалась не для Мэри, она почувствовала, что инстинктивно улыбается в ответ. У него были большие, красиво очерченные губы, а глаза такого глубокого и яркого синего цвета, какого Мэри никогда не видела раньше.
Джейк Дарси перестал смеяться, но улыбка осталась. Мэри видела его в профиль; рядом с ним сидела светловолосая женщина. Собеседница прикоснулась к бедру Джейка, чтобы привлечь его внимание, а он накрыл ее руку своей и стал двигать ею вперед и назад в откровенно интимной ласке.
Кровь прилила к щекам потрясенной Мэри. Она не была ханжой, да и за два года в Стэнфорде ей пришлось повидать немало, но грубая чувственность этого человека поразила ее. Когда Дарси снова повернулся к Паллалу, все еще продолжая лениво гладить руку женщины на своем бедре, Мэри увидела, как выражение его лица внезапно переменилось. Оно стало циничным, ясные синие глаза — жесткими и холодными. Джейк выглядел жестоким, все повидавшим — и теперь Мэри могла поверить во все, что о нем говорили.
— Ну как? — поинтересовалась Карен.
— Лорд Байрон. Карен хихикнула:
— Я же говорила. — Она взглянула на часы. — Я должна бежать. К трем мне нужно к парикмахеру. Хочешь, подвезу тебя до дома?
Мэри отрицательно покачала головой.
— Я допью чай и вызову такси. Карен встала и взяла сумочку.
— Увидимся сегодня на ужине у Паркера?
— Может быть. Отец слишком занят, чтобы проводить со мной много времени с тех пор, как я вернулась. Если смогу поймать его между деловыми встречами, лучше отпущу прислугу, приготовлю калифорнийскую бурриду по новому рецепту и проведу вечер с отцом.
Карен покачала головой.
— Разве ты не знаешь, что мы, эгоистичные приземленные женщины восьмидесятых, не обязаны быть нежными или привязанными к семье?
Сияющая улыбка осветила лицо Мэри.
— Знаешь, мой отец действительно особенный…
На мгновение Карен отбросила маску искушенной и все повидавшей женщины, наклонилась и поцеловала Мэри в щеку.
— Как и его дочь. Я так скучала по тебе. Она выпрямилась.
— Хорошо, но если папа не составит тебе компанию, приходи на ужин. Ты будешь единственным милым существом среди всех этих самодовольных типов.
Мэри наблюдала, как Карен прокладывает себе путь между танцующими парами, а затем мимо столов в вестибюле. Мэри тоже скучала по Карен, когда была в колледже, но знала, что никогда не сможет вернуться к прошлой жизни после окончания учебы. Неважно, насколько высок здесь уровень жизни, но жить в полицейском государстве — не для нее. Теперь, когда мачеха Мэри умерла, наверняка можно будет уговорить отца отказаться от своих дел, удерживающих его здесь, и вернуться в Америку.
Мэри вдруг поняла, что ей не по душе частые встречи отца с полковником. Она, сама того не желая, снова посмотрела на столик, за которым сидел Паллал.
Джейк Дарси смотрел на нее.
Мэри не смогла скрыть своего замешательства. Дарси не улыбался. Он просто пристально смотрел на нее, словно ждал, что Мэри его узнает. Узнает? Что за странное впечатление! Она никогда раньше не встречала этого человека. Мэри попыталась отвести взгляд, но поняла, что просто не может не смотреть на Джейка Дарси.
Тогда он улыбнулся ей, широко и весело, и Мэри поняла, что снова улыбается ему в ответ. Она вдруг почувствовала, как по телу разливается тепло. Безумие. Все это было безумием. Какого черта она здесь делает?
— Ваша подруга ушла? Могу я пригласить вас присоединиться к нам, мисс Харланд?
Мэри подняла глаза и, увидев полковника Паллала, стоящего перед ее стулом, инстинктивно напряглась. На его смуглом лице не отражалось ничего, кроме вежливости, но за показной учтивостью чувствовалась скрытая угроза.
— Здравствуйте, полковник Паллал.
— Вы очень понравились моему компаньону Джейку Дарси. Он засыпал меня множеством вопросов и хочет поближе с вами познакомиться. Вы присоединитесь к нам?
Мэри с трудом заставила себя не смотреть через весь зал на Джейка Дарси.
— Извините, но я должна идти. Как-нибудь в другой раз.
Улыбка Паллала погасла.
— Дарси очень важен для меня. Я бы высоко оценил такое одолжение с вашей стороны.
Глядя в глаза Паллалу, Мэри твердо ответила:
— Нет.
Паллал нахмурился.
— Вы так же упрямы, как и ваш отец. Он тоже не любит делать одолжений. — Полковник поклонился. — Надеюсь, никто из вас об этом не пожалеет. Всего хорошего, мисс Харланд.
Полковник повернулся и пошел через зал к своему столику. Мэри сидела в оцепенении. Этот человек угрожал им. Чепуха, подумала она, все еще доказывая самой себе, что Паллал не может причинить вреда ее отцу или ей самой. Она выпрямилась на стуле и помахала рукой официанту, подзывая его.
Подписав чек, # Мэри встала и быстро направилась к выходу.
— Нет. — Джейк Дарси неожиданно вырос рядом с ней в фойе. — Нет, милая, ты никуда не пойдешь. — Он серьезно посмотрел на нее. — Почему ты хочешь убежать от меня?
Мэри машинально отметила, что говорит он с едва заметным акцентом кокни.
— Простите?..
— Какая вежливая девочка! — Он протянул руку, чтобы коснуться ее блестящих волос. — И такая чистая и наивная. Боже, как ты мила! Паллал называл тебя мисс Харланд. А как твое имя, милая?
— Мэри. — Что с ней?.. Она ведет себя, словно послушная первоклассница перед строгам учителем.
— А я Джейк Дарси.
— Знаю. За последние несколько месяцев вы стали в Саид-Абабе весьма известной личностью.
Джейк пожал плечами.
— Ну вот и познакомились. Это препятствие преодолено. — Он протянул руку. — А теперь вернемся обратно и потанцуем.
— Я уже ухожу. Он нахмурился.
— Ты боишься меня?
Мэри не боялась Джейка, но внезапно испугалась исходящей от него безумной силы притяжения.
— Нет.
Он улыбнулся, и она почувствовала то же странное ощущение тепла, как и тогда, когда в первый раз встретила его взгляд.
— Это все Паллал. Не стоило посылать к тебе этого мерзавца. Но я сразу понял, что ты не из тех женщин, которых легко подцепить, и подумал, что даже такое представление лучше, чем ничего.
— Я не знаю вас, мистер Дарси.
— Джейк, — поправил он. — Очень хорошо. Я хочу, чтобы ты дала мне шанс. Думаю, ты тоже этого хочешь, но слишком хорошо воспитана, чтобы признаться в этом даже себе. Значит, нужно придумать какой-нибудь повод'
— Мистер Дарси, мне не хотелось бы показаться невежливой, но я должна идти.
Он щелкнул пальцами.
— Дети!.. Паллал сказал, что ты помогаешь благотворительной организации отца Бернарда. Предположим, я пожертвую десять тысяч долларов за один танец.
— Десять ты…
— Двадцать тысяч. — Джейк хитро улыбнулся. — Обещаю. — Он снова протянул руку. — Ради благотворительности, милая. Подумай о бедных детишках, которым ты сможешь помочь, просто танцуя с грешным Джейком Дарси.
— Я не… — Собираясь отказать ему, Мэри поняла, что уже протягивает Джейку руку. Словно горячая волна обожгла ее ладонь и потекла сквозь нее. Мэри попыталась отдернуть руку, но пальцы Джейка крепко сжали ее.
Он повел ее обратно в танцевальный зал.
— Не могу дождаться, когда обниму тебя. Ведь это будет приятно нам обоим, правда, милая?
— Но люди за вашим столиком…
— Я попрощался с ними, когда увидел, что ты собираешься уходить.
— Но это же невежливо…
— Это была просто деловая встреча. — Джейк обнял ее и прижался щекой к ее волосам. Он был чуть ниже шести футов, а Мэри — довольно высокой для женщины. Они прекрасно подходили друг другу по росту. — Теперь помолчи и дай мне насладиться этим.
— В Саид-Абабе так не танцуют. — Мэри едва могла говорить, так сильно Джейк сжал ее в объятиях. От пряного аромата его одеколона у нее слегка закружилась голова. Джейк положил руки на ее талию, и сквозь ткань платья Мэри ощутила их горячее прикосновение. Никогда прежде она не чувствовала себя так легко и естественно.
— Я заметил, люди здесь довольно консервативны. Они не попросят нас уйти?
— Я… не знаю.
— А я надеюсь, что попросят.
— Почему?
— Тогда мы сможем поехать ко мне. — Его губы коснулись ее виска. — Хочешь поехать со мной, Мэри?
— Нет, я же сказала, что совсем тебя не знаю.
— Знаешь. — Теперь Джейк легко касался губами ее шеи. — Ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе. Ты знаешь, что меня нельзя привести домой и показать матери, если ты не хочешь, чтобы с ней случился сердечный приступ.
— У меня уже давно нет матери.
— Нет? Извини, милая. — Его голос был совершенно искренним.
— Она умерла, когда мне было три года. Я живу с отцом, и он все еще в добром здравии.
Джейк скорчил гримасу.
— По-моему, отцы еще хуже — они такие собственники. Я, пожалуй, подожду до тех пор, пока ты не сможешь жить без меня, и только потом возьмусь за твоего папочку.
— Это абсурд.
Мэри замерла, забыв обо всем, тесно прижавшись к нему и даже не делая попытки отстраниться. После секундного молчания она заметила:
— Мы же стоим на месте.
— Потому что я не умею танцевать.
Она рассмеялась и взглянула на Джейка.
— Так вот почему ты просил меня…
Мэри умолкла, не закончив фразы. Его губы были совсем близко, глаза потемнели от страсти. Желание его было таким сильным, что Мэри не могла оставаться безучастной. Ее тело помимо воли реагировало на его близость.
— Неважно, — прошептала Мэри и склонила голову Джейку на плечо, позволяя ему обнимать ее, слегка покачиваясь вместе с ним в такт музыке.
— Я не связан с наркотиками и проституцией, — сказал он тихо. — Я не продаю политические или военные секреты и обманываю только тех, кто пытается обмануть меня. Я не пай-мальчик, но, возможно, все-таки не такое чудовище, каким меня изображают.
— Зачем ты говоришь мне все это?
— Потому что ты имеешь право знать. Я не хочу, чтобы ты верила слухам обо мне. — Его руки сжались. — Черт возьми, ты так молода!
— Мне девятнадцать.
— Но ты еще совсем ребенок… Когда мне было девятнадцать, я казался намного старше.
— А сейчас тебе сколько?
— Тридцать два.
— Никогда бы не подумала… — вырвалось у Мэри. — Ты выглядишь таким… многоопытным.
— Я такой и есть, милая, — сухо признал Джейк.
— Ты англичанин?
— Ты так решила из-за моего акцента? — Он покачал головой. — Нет, просто моим учителем английского был сержант-кокни в Малайзии.
— Ты был в армии?
— В нескольких. Я был наемником с четырнадцати лет. Не самая приятная картинка?
— С четырнадцати?
— Надо было как-то жить. Знаешь ли, есть у меня дурная привычка время от времени хотеть есть.
— А где же были твои родители? Джейк пожал плечами.
— Кто знает! Я вырос на улицах Бангкока. — Он спокойно смотрел на нее. — Не могу дать тебе никаких гарантий своего благородного происхождения и не собираюсь за это извиняться. Если возникнут какие-то проблемы…
— Происхождения? — Она посмотрела на него, нахмурившись. — Какой же ограниченной и самодовольной аристократкой я тебе представляюсь!
Его губы изогнулись в горькой улыбке.
— Ты только посмотри, до чего мы дошли, милая. Не мог в это поверить, когда шел сюда. Безалкогольная вечеринка! Кажется, что за дверями двадцатые годы. Нежная музыка, приглушенный свет и благопристойные разговоры. Как только я вошел, то сразу понял, что Паллал привел меня сюда, чтобы запугать. — Он снова притянул ее ближе. — А потом я увидел тебя в этом белом платье, ты выглядела, как послушная маленькая девочка, которая сейчас пойдет в воскресную школу. Ты хорошо вписываешься в место вроде этого.
— Вздор! — Мэри состроила гримасу. — Надеюсь, ты не будешь относиться ко мне, как к хорошей маленькой девочке.
— Но я думаю, что это соответствует действительности. — Его глаза лукаво сверкнули. — Спорю, что ты всегда убираешься в своей комнате, каждую неделю навещаешь тетушку Марго, хоть и терпеть ее не можешь, и всегда умиляешься, видя бродячую собаку или кошку.
— У меня нет никакой тетушки.
— Но остальное верно? Она наморщила нос.
— Говорят, что наша внешность определяет представление о нас. Я знаю, что выгляжу такой же правильной, как горячее молоко и бабушкино печенье, но на самом деле…
— А мне нравится горячее молоко.
— Да ладно, оно никому не нравится!
— Тогда мне нравится Мэри Харланд. Держу пари, всем нравится Мэри Харланд.
— Только престарелым тетушкам… — Мэри осеклась, взглянув на Джейка. Ее словно обдало жаром, и она стояла, беспомощно глядя на него, пока они медленно покачивались взад и вперед.
— Мэри!
Она снова положила голову ему на плечо. Ее щеки пылали; все ее тело стало болезненно чувствительным. Они надолго замолчали, и Мэри с изумлением поняла, что с каждой минутой ее ответная реакция на его притяжение усиливается. Неожиданно девушку охватила дрожь. Что происходит? Ей казалось, что она тает, как снег под лучами весеннего солнца.
— Мне… мне нравится эта мелодия. Чудесная песня, у моего отца есть запись, где ее поет Фрэнк Синатра.
— Никогда не слышал ее раньше.
— Это «Когда я тебя покидаю…». Приглушенные меланхоличные звуки плыли в воздухе, пробуждая в глубине души светлую и немного грустную нежность.
— О чем эта песня? — тихо спросил Джейк.
— Не помню. Что-то о человеке, который покидает любимую и боится, что она проснется раньше, чем он уйдет.
— Не думаю, что мне бы это понравилось. Этот мужчина — полный дурак.
— Потому что не хочет ее разбудить?
— Потому что вообще оставляет ее. Человек должен стараться удержать то, что он ценит. — Джейк сильнее сжал Мэри в объятиях. — Все равно мелодия прекрасна. Мы будем двигаться под музыку и забудем о словах.
Нежная мелодия, низкий голос Джейка, близость его сильного тела — все это казалось Мэри волшебством, сладким, как звуки песни.
— Мне кажется… Мне лучше уйти.
— Ты боишься, — заметил Джейк, заглядывая в глаза Мэри. — Я тоже. Никогда раньше я не испытывал ничего подобного. Просто не верил, что это может случиться.
— Что ты имеешь в виду?
— «Никогда не любившие прежде, полюбили с первого взгляда», — процитировал он.
— Любовь… — Мэри снова ощутила сладкую дрожь и покачала головой. — Это не любовь. Несмотря на то что говорил Шекспир, любви не существует…
— Чапмен. — Что?
— Это Джордж Чапмен. «Слепой нищий из Александрии», 1598 год.
Мэри никак не ожидала услышать подобное из уст Джейка Дарси.
— Ты любишь стихи?
— Люблю, но я в некотором роде мошенник. Я не мог научиться читать, поэтому подкупил одного солдата, чтобы он читал мне вслух сборник стихотворений — а в нем было добрых восемьсот страниц — снова и снова. К концу кампании я выучил всю проклятую книгу. — Он усмехнулся. — Ты удивишься, если узнаешь, как впечатляет пара строк, искусно вставленная в нужное время и в нужном месте.
— Почему ты не попросил его научить тебя читать?
— У меня дислексия Естественно, тогда я этого не знал. Думаю, у меня были проблемы с головой.
«Но он преодолел это препятствие, как и все тяготы своего детства», — подумала Мэри. Но вслух сказала только:
— Удивительно.
— Я произвел на тебя впечатление? Хорошо. Я к этому и стремился. В дополнение к физиологии никогда не повредит немного уважения.
Джейк притянул ее ближе, и она немедленно забыла обо всем, кроме этой самой физиологии. Мэри казалось, что все вокруг нее погрузилось в густой туман. Она не могла унять дрожи в коленях и была рада, что Джейк так крепко обнимает ее, иначе она упала бы. Мэри чувствовала себя отрезанной от окружающего мира, одинокой, неудовлетворенной. Ей чего-то не хватало. Через одежду, разделявшую их с Джейком, она ощущала его восставшую плоть, но это не пугало ее и даже не удивляло. Напротив, это вселяло в Мэри надежду — Джейк мог спасти ее от томительного одиночества. Он мог заполнить пустоту, возникшую в ней.
— Ты знаешь, чего я хочу? — неожиданно серьезно спросил он.
Мэри не ответила.
Джейк неторопливыми уверенными движениями гладил ее спину, одновременно шепча на ухо:
— Я хочу увидеть эти длинные каштановые волосы на своей подушке…
Мэри сделала глубокий судорожный вдох.
— Я хочу снять это милое белое платье и увидеть тебя обнаженной в своей постели. Я хочу смотреть на тебя сверху вниз и знать, что ты не можешь дождаться того момента, когда я войду в тебя.
Ее словно опалило огнем. Джейк пристально смотрел на нее потемневшими синими глазами, на его губах играла чувственная улыбка.
— Я представляю… — Его грудь бурно поднималась и опускалась, и Мэри чувствовала через одежду жар его тела. — Я представляю, как твое лицо исказится от страсти. От одной мысли, что я могу лишь протянуть руку и… — Его голос вызывал такие же чувственные ассоциации, как и сами слова.
— Джейк! — Мэри задыхалась, представив себе ту же картину. Она почти чувствовала его горячий, жаждущий взгляд на своем обнаженном теле.
— Тебе здесь нравится? — спросил он.
Мэри пришлось приложить определенные усилия, чтобы ответить на вопрос:
— Не очень. Я бывала здесь до того, как уехала учиться в колледж. Здесь часто бывают люди, которых я знаю, но…
— Вот и слава Богу! — пылко воскликнул Джейк. — Давай уберемся отсюда поскорее. — Он схватил ее за руку и потащил прочь из зала.
— Но я не знаю…
— Мы не поедем ко мне домой. Я хочу просто увести тебя в то место, где смогу к тебе прикоснуться.
— Джейк, это все так быстро, я не знаю…
— Хочешь ли ты? — Джейк резко остановился. Какое-то мгновение он выглядел растерянным. — Ты не хочешь быть со мной, Мэри?
Она должна была сказать «нет». Физическое притяжение к этому незнакомцу было слишком сильным и неожиданным, а сам Джейк вел себя чересчур настойчиво и энергично. Но ведь Мэри никогда не относилась к тем женщинам, которые ищут приключений. Она всегда была благоразумна и рассудительна. И тем не менее сейчас, чувствуя, как разгорается внутри нее пламя страсти, Мэри твердо ответила:
— Хочу.
Она была вознаграждена сияющей улыбкой.
— Я не буду спешить. Не стану брать силой то, что ты не захочешь отдать мне сама. Я знаю, что не должен был так нападать на тебя в самом начале. Просто у меня было мало времени, и мне хотелось показать тебе все свои возможности.
— Тебе это удалось, — заметила Мэри с дрожью в голосе.
— Меня вдохновляло осознание того, что я смогу получить, если произведу на тебя впечатление.
Джейк увлек ее к автостоянке и подвел к черному «Мерседесу». Открывая перед Мэри дверцу машины, он задумчиво произнес:
— Всегда думал, что это ерунда. — Что?
Джейк обошел автомобиль и сел за руль.
— Все эти разговоры о любви с первого взгляда. — Он встретил ее взгляд и улыбнулся. — Но ведь это не так, правда, милая? С нами это действительно случилось.
Зачем он снова говорит это? — удивилась Мэри.
— Это не любовь. Я знаю тебя меньше часа.
— Но тебе нравится быть со мной? Ты не хочешь, чтобы я исчез с твоих глаз? Я, например, вовсе не хочу, чтобы ты уходила.
— Сексуальное влечение. Джейк покачал головой.
— Если бы ты не была такой хорошей девочкой, я бы вряд ли справился с искушением заняться с тобой любовью прямо в зале. — Он наклонился и поцеловал ее в щеку. Мэри снова почувствовала, как ее обволакивает тепло. Джейк отпрянул и судорожно вздохнул. — Еще рано. Ты должна увидеть все сама. — Он завел машину и выехал со стоянки. — Поговори со мной. Расскажи что-нибудь о себе.
— Я думала, Паллал тебе все обо мне рассказал.
— Он и сам почти ничего не знает.
— Что бы ты хотел узнать?
— Почему ты в Саид-Абабе? Ни один американец не станет жить здесь по собственной воле.
— Мой отец приехал сюда по делам десять лет назад и влюбился. Правительство США не дало Рилле въездную визу, и поэтому мы с папой переехали сюда. Он никогда не сожалел об этом, пока Рилла не умерла в прошлом году.
— А ты не была против?
— Мне нравилась Рилла, — просто ответила Мэри. — Она хорошо относилась ко мне, а отец был с ней счастлив. Почему я должна была возражать? Это была неплохая жизнь. Я действительно не знала, что теряю, пока не уехала учиться в Штаты два года назад.
— Паллал сказал, что в этом году ты готовилась в олимпийскую команду по плаванию.
Она кивнула.
— Вероятно, я оставлю занятия спортом. Меня уатекают другие проекты.
— А что ты изучаешь?
— Прикладное искусство, основы бизнеса. Я хочу стать дизайнером ювелирных украшений. Мой отец — Дэвид Харланд. Возможно, ты слышал о нем.
Джейк присвистнул.
— Ювелирные изделия Харланда? Отделения фирмы в Нью-Йорке, Лондоне, Париже. Он обладает прекраснейшими коллекциями украшений в мире. Твой отец, должно быть, очень богат.
— А тебя это волнует?
— Я не против денег. Я и сам собираюсь стать богатым как крез. То, что ты хорошо обеспечена, создает лишь еще одно препятствие на нашем пути. Вы близки с отцом?
Мэри кивнула. Губы ее тронула улыбка.
— Он замечательный! Добрый, спокойный, понимающий…
— Гарантирую, он не поймет, что ты сегодня со мной, — сказал Джейк сухо. — И не думаю, что ты будешь лгать ему.
— Да, я не могу этого сделать. — Она растерянно посмотрела на Джейка. — Ты хочешь, чтобы я солгала ему?
— Что касается меня, то я от тебя не отстану ни за что. — Он взглянул на нее. — Но я рад, что ты такая честная девочка. И вовсе не хочу, чтобы ты кого-то обманывала.
Мэри облизнула губы.
— Как же тогда быть, Джейк? Это все усложняет.
Глава 2
«Мерседес» въехал в ворота подземного гаража под многоэтажным домом. Джейк остановил машину прямо перед лифтами, которые охранял рослый мужчина плотного телосложения, одетый в безукоризненный темный костюм.
— Это Бруно. — Джейк состроил гримасу. — Он не любит, когда я въезжаю в гараж без сопровождения.
Мужчина приветствовал Джейка и сделал знак, что все в порядке.
— Телохранитель? — Мэри удивленно взглянула на Джейка.
— Это не из твоего мира, правда, милая? — Джейк покачал головой. — Я уже проработал план дальнейших действий. В течение ближайших пяти лет собираюсь закончить все дела здесь и удалиться в Швейцарию с некоторой суммой денег, достаточной для того, чтобы меня приняли даже в самом изысканном обществе. Возможно, выполнение этого плана придется немного ускорить. — Он стиснул руль. — Ты не обязана подниматься со мной. Если ты это сделаешь, мы непременно окажемся в постели. Ты сама знаешь, чего ты хочешь?
Воцарилась гулкая тишина. Воздух казался плотным из-за эмоционального напряжения и всепобеждающей страсти, которая влекла Мэри к Джейку с того мгновения, когда он впервые улыбнулся ей. Мэри чувствовала, как у нее перехватывает дыхание. При взгляде на его длинные сильные пальцы, сжимающие руль, Мэри жаждала их прикосновения, ведь она уже знала, как сладостны объятия Джейка. Если они поднимутся сейчас наверх, она сможет узнать еще больше чудесных тайн близости. Джейк ни к чему не принуждает ее, подумала Мэри, он предлагает сделать выбор ей самой. Она может отказаться идти с ним.
Нет, не может, внезапно поняла Мэри. С самого первого момента у нее не было выбора. Взаимное притяжение между ними оказалось так велико, что она была готова признать правоту Джейка и согласиться с тем, что это судьба свела их вместе. Они оба оказались втянуты в водоворот чувств, из которого никак нельзя было вырваться, даже если бы они этого пожелали. А Мэри вовсе не была уверена, что хотела бы сейчас освободиться.
Она перевела дыхание, открыла дверцу и вышла из машины.
— Представь меня Бруно.
Джейк улыбнулся и тоже вышел. Обойдя «Мерседес», он взял Мэри за руку и повел к лифтам.
— Бруно Визковски. — Он нажал кнопку лифта. — Это Мэри Харланд, Бруно.
— Очень рад, — вежливо отозвался Бруно. Приятный и глубокий голос совершенно не соответствовал его облику громилы. — Надеюсь вскоре увидеть вас снова, мисс Харланд.
— Мне тоже очень приятно. — Мэри улыбнулась ему. — Мне раньше не доводилось беседовать с телохранителем. Это интересная работа?
Бруно искоса взглянул на Дарси.
— Здесь есть свои интересные моменты. Все зависит от клиента.
Двери лифта открылись, и Бруно заглянул внутрь, прежде чем позволить им войти.
— Он производит приятное впечатление, — сказала Мэри, когда двери закрылись и лифт начал подниматься. — Он действительно тебе нужен?
— Да. Саид-Абаба — одна из самых коррумпированных стран в мире. Не то чтобы я жаловался… Просто здесь такой климат, что предприимчивых людей вроде меня тянет сюда как магнитом.
— Я видела тебя с полковником Паллалом. Он мне совсем не нравится.
— Мне тоже. Этот подонок хочет ежемесячно получать свой куш со всех моих казино.
— Ты собираешься выполнить его требования? — поинтересовалась Мэри.
— Нет, но он не узнает об этом, пока я сам не буду готов сказать ему.
— И когда это произойдет?
— Когда я найду что-нибудь компрометирующее, что могло бы навредить репутации Паллала в глазах его начальства. Бруно сейчас над этим работает.
— Но ведь это… шантаж!
— Здесь все играют по таким правилам. Мэри вздрогнула, и Джейк сжалее руку.
— Давай оставим эту тему. А что за женщина была за вашим столиком?
— Одна из агентов Паллала. — Джейк ухмыльнулся. — Ты видела тот маленький эпизод? Паллал привел ее, чтобы показать мне те дополнительные льготы, которые я получил бы, став его партнером.
— По-моему, она прекрасно справилась с заданием. — Мэри поняла, что сказала это немного резче, чем хотела, и поспешно добавила: — Прости, это немое дело…
— Конечно, не твое, черт возьми! — Джейк притянул ее к себе и поцеловал в губы, сильно и горячо. — Я — твое дело. А ты — мое. Только ты. Хорошо?
— Хорошо.
Мэри не знала, произнесла ли она последнее слово вслух. Джейк был так близко, что она с трудом могла дышать. Это было похоже на ее ощущения в танцзале, только более сильные. Она чувствовала его возбуждение, и это в ответ возбуждало ее саму. С трудом понимая, что делает, Мэри придвинулась ближе и приоткрыла рот в ожидании нового поцелуя. Джейк припал к ее губам, пробуя ее на вкус, искушая ее.
— Какая ты сладкая… — прошептал он. — Позволь мне…
Джейк не договорил, их губы вновь слились, и его язык устремился в глубь ее рта, заставляя Мэри дрожать от нетерпения. Спустя несколько долгих мгновений Джейк нашел силы продолжить:
— Я хочу увидеть тебя. Можно?
Не дожидаясь ответа, он расстегнул перламутровые пуговицы на ее платье и крючок бюстгальтера. Мэри и не смогла бы ничего ответить. Ее колени внезапно ослабели, она с трудом держалась на ногах и опиралась на плечо Джейка, чтобы не потерять равновесие.
— Как спелые яблоки. — Он смотрел на ее груди, и Мэри вздрогнула, когда увидела напряжение на его лице. — Просто замечательные… — Он опустил голову и коснулся губами ее правой груди. — Как и ты вся…
Мэри вскрикнула, когда его зубы сомкнулись на ее соске.
— Я не сделал тебе больно? — Джейк поднял голову и взглянул ей в лицо. Он улыбнулся, увидев ее алые щеки и затуманенный взгляд. Мэри выгнулась, откинула голову назад, подставляя свое тело его страстным ласкам.
— Джейк!
— Я здесь, милая. — Он остановился и обнял ее за талию. — Подожди немного. Мы уже дома.
Мэри удивленно заметила, что лифт остановился. Двери были открыты и вели прямо в роскошную гостиную, но изысканная обстановка показалась Мэри лишь цветным пятном, когда Джейк нес ее в спальню.
Его руки дрожали от нетерпения, но он ловко раздел Мэри. Когда он еры ват одежду с себя, его глаза сверкали безумным блеском. Но и Мэри чувствовала себя обезумевшей. Она не могла больше ждать ни минуты.
Джейк опустил Мэри на кровать, коленом раздвинул ее ноги, придавил тяжестью своего тела.
— Все не так, как я рассчитывал, — пробормотал он. — Мэри, милая, я должен был…
Она вскрикнула от резкой боли. Джейк недоуменно взглянул на нее и попытался отстраниться.
— Мэри, что за…
— Неважно. — Она приподнялась, чтобы удержать его, и умоляюще шепнула: — Джейк, помоги мне.
Он нежно погладил ее по щеке.
— Успокойся, милая, все будет хорошо. — Джейк продолжал шептать ей ласковые слова, даже когда начал двигаться во всеускоряющемся ритме.
Их соединение было диким, неистовым, таким же, как внезапно возникшее между ними притяжение. Взрыв наслаждения охватил Мэри с такой примитивной силой, что после него остались только потрясение и слабость. Она подняла тяжелую, словно налитую свинцом руку, чтобы откинуть прядь волос, упавшую на глаза. Ее сердце билось так сильно, что казалось, сейчас выскочит из груди.
Джейк смотрел на нее сверху вниз с заботой и участием.
— Как ты?
Она кивнула и спросила, с трудом переводя дыхание: — А ты? Он улыбнулся в ответ.
— Кажется, меня унесло ураганом. — Он подарил ей долгий и сладкий поцелуй. — Подожди, я сейчас.
Джейк встал с кровати, и Мэри немедленно почувствовала себя одинокой. Он направился через комнату к ванной, а Мэри наблюдала за ним словно в тумане. Она восхищенно смотрела на его мускулистые бедра и сильные ноги, мощный торс. Все движения Джейка были плавными и точными. Он обернулся через плечо с ухмылкой:
— Эй, что ты такого увидела, подружка?
— Тебя. Я никогда раньше не видела раздетого мужчину. Только в кино.
Его улыбка исчезла.
— Так я и подумал. — Джейк подошел с белым купальным халатом в руках, сел рядом с Мэри и накинул халат ей на плечи. — Прости, милая. Мне следовало быть осторожнее… — Он в раскаянии покачал головой. — Нет, это было невозможно. Я просто с ума по тебе сходил.
— Я знаю, девственницы — вымирающий вид. Но теперь и я перешагнула через это.
Джейк ласково провел рукой по ее волосам.
— Как же я счастлив, что бьи у тебя первым мужчиной! — Он медленно и томительно поцеловал ее. — Не думаю, что ты принимаешь таблетки.
Мэри покачала головой и спрятала лицо у него на груди.
— Я должна была тебя предупредить…
— Я не дал тебе такой возможности. — Он нежно гладил ее шею. — Я позабочусь о тебе в следующий раз. Если ты захочешь, чтобы о тебе заботились. Я буду только рад, если у нас будет ребенок. Решать тебе…
Дети. Он говорит о детях, а они ведь только что встретились. Мир перевернулся вверх дном, и все только потому, что Мэри взглянула на Джейка Дарси в танцевальном зале.

Читать книгу дальше: Джоансен Айрис - Грешный Джек Дарси